hajoff (hajoff) wrote,
hajoff
hajoff

Categories:
Эта история о том, что происходит практически в сердце Русского острова, на одном из объектов Владивостокской крепости. Место действия – посёлок Экипажный, вернее его окраина, пороховой погреб №13 проекта 1910 г.

Герой репортажа - Сухомлинов Дмитрий Викторович, руководитель Приморской краевой общественной организации охраны и изучения культурно-исторического наследия «Аркаим», который решил пойти против огромной бюрократический махины, чтобы переломить ситуацию с крепостью. Его планы грандиозны, но их осуществление стоит под большим вопросом. Именно погреб №13 сейчас стал для него практически домом.

1.  Дмитрий Викторович в здании мастерской, показывает экземпляр из коллекции фотоаппаратов.





Для понимания. Пороховой погреб №13 – комплекс из пяти подземных тоннелей, караульного помещения, здания мастерской и большого металлического ангара, с прилегающей к ним территорией.
Чтобы добраться до погреба, нужно проехать по острову около 13 километров по асфальту и ещё около 8 километров по грунтовой дороге среднего качества. В целом – это не далеко, каждый житель города имеет возможность попасть туда без особых проблем.

Дорога из города заняла не больше часа. Дмитрия Викторовича я встретил уже на территории, у входа в большой металлический ангар, оборудованный под каток. Как оказалось, в этот день у него была высокая температура, что было заметно в процессе всего нашего с ним общения. Да и день выдался на редкость холодным.

Внутри ангара темно, редко развешанные лампы создают слабую видимость, но дети довольны, лёд хороший. Там же, в ангаре, есть отдельный павильончик с обогревом, где можно посидеть и попить чай, в нём мы начинаем длинную беседу, не столько о погребе, сколько о жизни.

2. На первый взгляд мало примечательный ангар



3.Внутри



4.




- Военным приказали очистить остров, в связи с будущим строительством к саммиту АТЭС, поэтому уже в 2009 году погреб в одночасье бросили, сняли охрану, объект остался ничей. Хотя он является составной частью Владивостокской крепости, т.е. памятником федерального значения. На погребе началось мародёрство. За 5 дней было вырезано порядка 200 тонн металла. К нам обратилась руководитель приморского филиала федерального агентства по охране памятников с просьбой организовать охрану.
Как только появилась возможность сюда заселиться – восстановили караульное помещение, в котором одна комната уже была превращена в туалет, другая в наркопритон, повсюду валялись шприцы. Здание мастерской к этому моменту тоже было полностью разграблено, вся отопительная система была уничтожена. Благодаря нашим усилиям и усилиям агентства по охране памятников, в 2010 году объект был частично передан в министерство культуры. Земли зависли с оформлением до сих пор. А ангар и здание мастерской я вынужден был арендовать у военных.
Мы здесь планировали создание центра патриотического воспитания и семейного отдыха. Для детских организаций, для детей на острове не осталось места. В тоннельных погребах планируются музеи минно-торпедного вооружения и поисково-спасательной службы ТОФ. Военные готовы предоставить списанную технику, батискафы, уникальное спасательное оборудование. Но без приказа министра обороны эту технику передать не могут. Хотя её валом и некуда девать, а ведь всё может уйти на металлолом. Я написал письмо Шойгу с просьбой передать экспонаты для создания музея, жду. Здесь же хорошая территория, позволяет разместить большое количество экспонатов, можно привлечь большое количество людей, территория 3.5 гектар, есть выход к морю, пирс. У нас уже есть договорённость с детской военно-патриотической организацией «Одиссей», планируем сделать детский клуб по развитию водных видов спорта.
За это время мы очистили территорию, вывезли 10 самосвалов мусора, пляжная зона была мусорной кучей, мусор копился десятилетиями. Осушаем болото. На территорию в летнее время запрещено заезжать на автомобилях, запрещено курение и распитие спиртных напитков. Это зона здоровья. Уже сейчас много людей едет к нам за тишиной. Моя задача – сохранить полуостров таким, какой он есть. Утверждаем охранную зону памятника. Чтобы не было коттеджей, частных территорий, заборов. Чтобы это был маленький оазис природы.
Местные жители иногда доставляли хлопот. Аборигены в пьяном виде пытались на микроавтобусе гонять по пляжной зоне, а у меня отдыхала группа школьников из Артёма, в палатках. Жёстко это прекратили и теперь местные знают, что сюда заезжать нельзя,  – говорит Дмитрий Викторович.

Дальше мы перемещаемся из ангара в здание мастерской, где висит карта объектов Владивостокской крепости. Мастерская - это обычное советское помещение, в котором есть несколько комнаток и не большой зал. Сейчас внутри достаточно холодно, отопление или отключено или его нет вообще.

5.Останавливаемся в этой комнате и продолжаем разговор



-Вообще я разработал большую программу по созданию единого военно-исторического комплекса на базе Владивостокской крепости, который включает в себя огромную территорию. Программа была одобрена и поддержана руководством федерального агентства по охране памятников. Но существует большая проблема с оформлением документов. На объекты крепости не составлены паспорта, поэтому агентство не может принять их на баланс. Съёмка БТИ никогда не проводилась, а на её проведение нужны большие деньги, которых нет. Замкнутый круг. Чудом удалось оформить 11 объектов за 5 лет, хотя в комплексе их более 100. На оформление одного из объектов я потратил лично свои деньги. Съёмка БТИ одного форта стоит около 500 тысяч рублей. Плюс топосъёмка – это минимум столько же.
На эти 11 объектов все документы оформлены, но агентство не может их использовать без разрешения министерства культуры, а оно пока молчит. Сейчас объекты передают городу. Может быть Пушкарёва заинтересует эта программа?
Основная идея - объединить форты №6-№3 (это линия практически полностью пересекающая полуостров Муравьёва-Амурского) в единый комплекс. Охранную зону сделать зоной здоровья для занятий спортом, организовать беговые дорожки, конные прогулки. На самих фортах я предлагаю сделать музейные комплексы с глубоким погружением в эпоху, оформить яркие периоды развития государства в разные века.
При строительстве фортов, ещё в начале XX века, была построена сеть канатных дорог, от которой ещё остались основания. Можно было бы построить канатную дорогу на старых фундаментах, объединить форты, оттуда ведь открывается потрясающий вид.
Вы понимаете, город растёт и будет расти, а экологической зоны нет, людям негде отдыхать. Если сейчас не предпринять меры по охране лесов, то в будущем их не будет.

6. В процессе заходят разные люди, спрашивают про тир, про экскурсию в тоннели.



7.Коллекция пластинок.



Дальше мы пошли посмотреть на караульное помещение.
8. Местная собака на первый взгляд злая, но при знакомстве, как и многие другие собаки, оказывается вполне дружелюбной



9.



10. Вокруг лежат книги про Владивостокскую крепость, остров Русский, из некоторых торчат закладки. Задерживаться здесь мы не стали.



-Частично мой проект реален, а вообще было бы желание, - отмечает Дмитрий Викторович.

И вот наконец мы идём в один из пяти тоннелей погреба, в котором расположен тир.

11. Чтобы попасть внутрь, Сухомлинов берёт с собой кувалду и большой разводной ключ. Внутри погреба температура +5, на улице -25. Старые, массивные, дореволюционные двери просто так не открываются.



12.На входе большой корабельный прожектор



13.Собака теперь везде бегает с нами



14.



Сейчас территория погреба восстановлена, очищена от мусора, охраняется. Прийти и посмотреть на памятник федерального значения может любой желающий бесплатно. В одном из тоннелей организован тир (луки, арбалеты, пневматика). В самом большом металлическом ангаре – каток. Для детей вход бесплатный, для взрослых небольшая фиксированная плата. Условие только одно – запрещено курить и употреблять алкоголь .
-Большую помощь в заливке катка нам оказал МЧС, выделили машину, порядка 200 тон воды. Писал письмо с просьбой о помощи заместителю Пушкарёва по спорту, но в мэрии не нашли возможности выделить средства, зато договорились с МЧС и они завезли воду, им спасибо. Водоканал выделил воду, тепловые сети обещали выделить машину для обновления катка. Есть организации и люди, которые по-человечески в меру своих возможностей помогают. Сюда ходило бы гораздо больше людей, но у местных жителей нет коньков. Дети на острове – нищита, люди выживают, как могут. Нашёлся спонсор, который обещал помочь из своих личных средств выделить деньги на покупку коньков. Мы принимаем добровольные взносы, любые деньги не лишние. Вывоз мусора, туалеты на территории – это всё стоит денег. Администрация острова не может помочь, все поддерживают на словах, но сделать ничего не могут.
Пока все документы не оформлены, дальнейшая судьба погреба, как и всей Владивостокской крепости, туманна. Даже если территорий отойдёт в ведомство города, не факт, что землю не отдадут в аренду частным структурам под какую-нибудь стоянку для роскошных яхт или под очередную шашлычку. А между тем реальных примеров использования объектов культурного и исторического наследия практически нет. То, что могло бы стать изюминкой всего тихоокеанского региона, продолжает рушиться и разграбляться.


15.



16. Территория погреба около 300 метров, но мы передвигаемся на машине.


17.


18.А это - местные дети, судя по всему они проводят здесь всё своё свободное время. А где ещё на острове?



19. Крайнего справа не любит собака и пытается его покусывать



20. Подходят девочки, смеются : "Она просто толстых не любит"



21.Но и второй мальчик на всякий случай залез повыше



Дальше мы прощаемся и едем домой по замёрзшей бухте Новик, по льду, в котором периодически тонут рыбаки, и буквально за 5 минут оказываемся на противоположном конце острова.

Tags: job, kfss, Русский, владивостокская крепость, дети, жанр, жизнь, острова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments